02.10.2017

Тима

Оцените материал
(0 голосов)

Меня зовут Зоя и я мама 4хлетнего Тимофея.

Моя беременность протекала прекрасно, и роды прошли как по учебнику – здоровый, чудесный мальчик 9/10 по Апгар. Перед выпиской в палату пришла медсестра с каким-то агрегатом, потыкала сыну чем-то в уши, сказала, что аппарат не исправен и удалилась, посоветовав пройти скрининг в поликлинике.

Тиме исполнился месяц, мы пришли в поликлинику, но тест снова не сделали, потому что скринингового аппарата там и вовсе не было.

Тима развивался и рос опережающими сверстников темпами, гулил, мурлыкал, похрюкивал – и мы с мужем совершенно забыли про скрининговый тест, ведь, по уверениям врачей и нашим собственным наблюдениям, у нас был здоровый, веселый, счастливый малыш.

К Тиминому году я была убеждена, что Тима – немного «тормоз». Отзывался на имя с пятого раза, на просьбу показать у котика глазки показывал носик, а говорить и вовсе отказывался. Никаких «мама», «папа» или «дай». Я стала задавать вопросы врачам – почему он не говорит, когда же это произойдет, может быть, пора что-то предпринять – ответ был один: «Подожите, мамочка, к трем годам заговорит! Это ж мальчик! Да и о чем ему с вами разговаривать?».
Я чувствовала, что что-то не так. Однажды, когда Тима спал, я взяла две кастрюли и громыхнула ими изо всех сил. Тима вздрогнул, я выдохнула – «он слышит».

Тиме был 1,8, когда я была в ванной, а он хныкал под дверью. Он отвернулся и, подвывая, поплелся прочь ровно за секунду до того, как я открыла дверь. Я позвала: «Тима, Тима!». Тима не обернулся. Даже ухом не повел. Муж видел это из кухни, мы переглянулись и начали действовать. По направлению из поликлиники доехали до консультационно-диагностического центра, где Тима провалил скрининг, с диагнозом «тугоухость?» нас отправили в сурдоцентр. Дело осложнялось тем, что было лето, специалисты разъехались, в сурдоцентре надо было ждать больше месяца – и

Тима безмятежно спал на кушетке, на голове были прилеплены датчики, я слышала слабое попискивание и думала: «ну реагируй, реагируй же!».

Тима спал сном младенца.

Через 40 минут результат был готов и озвучен: «сенсоневральная тугоухость 4 степени, оформляйте инвалидность, одевайте аппараты, готовьтесь к операции, до свидания».

Мне нужна была информация, много информации, ну и поддержка, конечно же. На мужа было больно смотреть, он ежеминутно задавал вопросы, посылая их куда-то в небо: «За что нам это? Откуда? Кто виноват?», отдалился от сына, смотрел на него с убивающей меня смесью жалости и страха. Намного лучше держались мои родители и бабушки – спросили только «Это угрожает его жизни?» - я сказала, что нет, совсем нет, это их успокоило. Я начала искать информацию в интернете, нашла форум, посвященный детям с СНТ – и там получила всю необходимую мне поддержку и даже больше. Совершенно незнакомая мне девушка отдала новый слуховой аппарат для Тимы, поэтому он был слухопротезирован практически сразу после постановки диагноза, меня поддерживали всем форумом, присылали видео деток с КИ, которые прекрасно говорили, занимались спортом , хулиганили, веселились – в общем, были совершенно обычными счастливыми детьми. Тогда же я поняла, что мой ребенок – не медицинская проблема, не ходячий диагноз, а самый лучший, любимый, умный и красивый мальчик, просто мне понадобится чуть больше терпения, внимания, знаний и информированности, чем при воспитании хорошо слышащего малыша.

Но с информированностью возникли проблемы – специалисты давали противоречивую информацию про необходимость КИ для моего сына – кто-то говорил, что надо было делать КИ прямо вчера, кто-то спрашивал: «зачем вам это надо, я вот знаю мальчика с вашими потерями, который прекрасно разговаривает в аппаратах»…Это не добавляло уверенности. Да и в выборе СА были трудности – каждый специалист хвалил «свои» аппараты и свои настройки.

В итоге, мы нашли «своих» аудиологов и сурдологов, которые сделали хорошие индивидуальные вкладыши и настроили аппараты.

На мое счастье, Тиме очень хотелось разговаривать. Практически сразу после слухопротезирования СА появились звукоподражания, Тима стал отзываться на имя, робко и шепотом говорил «папа». Каждое новое слово я записывала в дневник и хвасталась родным и друзьям. Мы много занимались, попали в ИРАВ, в клуб для детей со сниж.слухом, где я воочию увидела детей с КИ, Тиминых ровесников, которые уже вовсю пытались разговаривать, и окончательно убедилась, что нам нужна эта операция.

Мы быстро собрали документы, получили квоту, и уже через два месяца после постановки диагноза Тиме сделали КИ на правом ухе. Через год мы прооперировали второе ухо.

Сейчас Тима ходит в логопедический сад, разговаривает – много и с удовольствием, увлекается динозаврами и анатомией. Мы ходим в театры, музеи, катаемся на лошадях, слушаем музыку и танцуем. Тима обожает помогать папе – что-то сверлить, пилить, закручивать отверткой или прибивать молотком. Любит смотреть мультики и играть в машинки, кататься на велосипеде и ловить ртом снежинки, слушать, как я читаю ему стихи, и рассказывать стихи самому, любит хулиганить и безобразничать) В общем - самый обычный необычный ребенок.

Зоя

Прочитано 25 раз

Добавить комментарий